Варанаси. Часть 4. Дхоби — каста стиральщиков белья

stirka001Наш путь по холодным каменным ступеням гхата к лодочнику, с которым договорились еще с вечера. Утро в лодке в туманной дымке Ганги – то, что нельзя пропустить. Это как вдох, как глоток воздуха. Если этого нет – то и тебя нет. Ты не здесь. Ты живешь в другой вселенной.

Но мы залезаем в лодку и старик (хотя не знаю, старик ли он?) начинает с явной натугой грести против течения. Этим маршрутом мы уже плыли вечером. Но, это была другая река и другая Ганга. Другой она будет завтра и послезавтра и… вечно. Как вечно этот старик, или не старик, будет лодочником. Он может быть или лодочником или никем. Это продиктовано законом жизни и запрещено конституцией. Это касты.

Наш лодочник – Бхой (это каста лодочников и рыбаков). Его отец был бхой и сын его будет бхой. И сам он сидит, орудуя веслами, и не подозревает, что может заниматься чем-то другим.

Как не могут заниматься ничем, кроме стирки, дхоби – стиральщики белья. Дешевле всего в Индии ценится труд человека. И чем тяжелее этот труд – тем меньше он ценится. (Написал и задумался… А как у нас, в России…) Поэтому многие предпочитают отдавать белье не в машинную прачечную, а стиральщикам, стирающим белье так, как стирали и много веков назад и стирают сейчас. Белье натирают мылом, а часто мыльным орехом, скручивают и раз двадцать-тридцать с размаха бьют по камню. Выбивают грязь. Потом на ступенях гхатов сушат белье. Камни на реке вдоль LALI GHAT наподобие небольших столов и есть рабочее место дхоби–стиральщика, что передается по наследству.

В южных штатах индии профессия стиральщика считается средней в кастовой иерархии. На севере же дхоби одна из низших каст, стоит перед кожевенниками и неприкасаемыми мусорщиками. Всего насчитывают более трех тысяч каст. А уж количество подкаст и прочих делений просто не поддается исчислению.

Мы проплывали мимо стиральщиков – дхоби и наблюдали, как они, по колено в воде, стирали и отбивали о камни белье. Вода за бортом на вид была просто ледяная. Проверить, какая она, черпнув рукой, я не решился. И думаю, мало бы кто решился черпнуть воды, в которую миллионный город, не стесняясь, справляет все свои нужды. Честно говоря, после этого меня несколько смущали клятвенные заверения работников нашего отеля, что белье стирают в машинной прачечной и кипяченой водой. Хотя я встречал европейцев и россиян, омывавшихся в водах Ганги. Несмотря на то, что они были живы и осязаемы, опускать теперь руку за борт желания не возникло.

Чуть выше по течению Хариш чандра гхат. Здесь хоронят. Кремируют трупы умерших. Несгоревшие останки, остатки костров, мусор и прочие отходы сбрасывают, конечно, в реку. Все это добавляется к трупам животных, человеческим некремированным останкам... И все, что подхватывает течение из отходов огромного города, медленно проплывает мимо стиральщиков и плывет дальше к центральным гхатам. Мыльная пена стираемого белья не сильно загрязняет воду, а дхоби мерными ударами выбивают из белья все, что успело впитаться в ткань из воды. Да разве есть такая грязь и зараза, что выживет и останется в ткани под ударами этих рабов своей профессии? А то, что выживет, будет иссушено индийским солнцем на ступенях Лали Гхата старого Варанаси.

И все-таки, выбирая отель, выбирайте тот, где стирают в прачечных. С машинной стиркой…

Продолжение следует...

Химчанин 

Советуем также посмотреть!

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика