Варанаси. Часть 8. Праздник богини Сарасвати

Это богиня Сарасвати

Мы попали в Варанаси в день студенческого праздника, посвященного богине Сарасвати (вроде Татьяниного дня в России). Только у нас студенчество и святая великомученица Татиана никакой прямой зависимостью не связаны, а вот у индийцев как раз все наоборот. Сарасвати можно назвать первой золотомедалисткой, краснодипломницей и чемпионкой по ЕГЭ древней Индии…

Сарасвати индийцы почитают как богиню мудрости и знаний, покровительницу музыки и поэзии, изобретательницу алфавита и письменности, и языка санскрит,  ну и много чего, что является особо ценным у представителей студенчества. По разным сведениям Сарасвати —  или дочь или жена Брахмы (а может быть, Ганеши) или одновременно и дочь и жена. У богов это случается. Говорят еще, что индийская божественная мать выступает в трех ипостасях – Дурга, Лакшми и Сарасвати. То есть опять три в одном. А еще Сарасвати почитает Шиву. Ведь именно она преподнесла сыну Шивы перо для письма и чернила.

Святые и высокодуховные люди глубоко почитают богиню. Она у них считается женской ипостасью Брахмы и всем, что с этим связано. И дарует покровительство тем, кто постигает Дхарму – Закон Творца Вселенной.

Изображают Сарасвати в виде молодой, очень красивой женщины. Она восседает на цветке лотоса, в одной руке у нее символ истинного знания, в другой – священные писания Веды. Двумя другими руками Сарасвати играет на древнем музыкальном струнном индийском инструменте. А рядом с ней символ светлой незапятнанной человеческой души – Белый Лебедь….

Первые два дня нашего пребывания в Варанаси были так или иначе связаны со студенческим праздником. Несколько раз в узких проулочках (улочками их назвать не возьмусь, очень уж они узкие) нас отлавливала очередная группа студентов и предлагала посмотреть на их богиню. Сначала мы не понимали, что происходит. Ну, ясно, что какая-то богиня посреди двора. Украшена цветами и бусами. Конечно, класс, гуд, бьютифул, екселенц и так далее. А не знал ведь тогда, что жить этой экселенц всего ничего оставалось. Естественно, в каждом дворе была самая лучшая Сарасвати. Студенты все были очень заняты. Носились с деловым видом. Говорили с нами, друг с другом, сами с собой. Создавалось впечатление, что мы в каком-то сумасшедшем доме.  Глядя на одухотворенно-безумные лица студентов, мы перестали стараться понять, что нам говорят, согласно кивали и потихонечку выискивали пути отхода к гхатам. Там хотя бы свет. Надо сказать, что освещены проулочки крайне скудно. В основном лунным светом, сквозь который мертвенно-бледная Сарасвати смотрелась совсем уж безжизненно, зато студенческая индийская братия, раскрашенная цветной краской, представала в виде разбойников-вурдалаков, кощунствующих над бедной женщиной.

Апофеоз студенческого праздника мы застали, когда пришли посмотреть церемонию  Ganga Aarti ceremony на Дашашвамедх гхат.

По ступеням, стараясь наделать как можно больше шуму, одна за другой спускались компании студентов, несущих изображения Сарасвати. Они обступали ее, молились и почитали, каждый в меру своего разумения. Кто-то был спокоен и серьезен, кто-то веселился, кто-то был агрессивен. Но все шумели. Наверное, такой обычай. Через какое-то время такой же неорганизованной гурьбой начинали грузиться в лодку. Вслед за богиней в лодку набивалось не столько сопровождающих, сколько она могла вместить, а сколько пришло на церемонию. То есть в лодке было столько людей, сколько было свободного места. А потом влезало еще несколько человек. И вот вся эта компания с криками и шумом отплывала недалеко от берега, еще недолго прощалась со своей богиней и, раскачав изваяние, опрокидывала его за борт. Почему при этом не переворачивалась лодка – одной Сарасвати известно.  И так, в течение всего вечера, компания за компанией, лодка за лодкой, богиня за богиней, принимала Ганга в дар жертву со стороны студентов. Складывалось впечатление, что студенты со всей Индии приехали сегодня в Варанаси на этот праздник топить свою богиню.

Богини благоразумно не тонули. Пойманные течением, они  ложились в дрейф вдоль берега до первого препятствия в виде лодки, отмели или ступеней. И наутро Ганга в районе гхатов была заполнена бледными трупами бывших красавиц. Больше им уже не поклонялись. Они сделали свое дело, и теперь уже вечная уборщица Ганга чистила берега Варанаси от ставших ненужными предметов поклонения.

На следующее утро невозможно было узнать студента в толпе. Смыта была с лица краска-пудра. Не было сумасшедшего веселья и шума. Город продолжал жить, невзирая на сотни жертв во имя знания на земле. Воистину, Варанаси —  город, где жизнь и смерть перепутались и  принимают разные, порой совершенно неправдоподобные очертания, и всегда непонятно, где начало, а где конец. Понятна только Ганга, молчаливо принимающая и то и другое, и жизнь и смерть в дар, как должное.

Продолжение следует…

Химчанин 

Советуем также посмотреть!

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика